Азовское море стало одним из самых загрязненных водоемов России. Периодически там регистрируют массовую гибель рыбы. Например, в прошлом году такая напасть случилась в районе гидротехнических сооружений в Ейском лимане. Чтобы защитить экологию водоема и возродить былые объемы рыбного хозяйства, необходимо разработать отдельную программу по восстановлению Азовского моря. Об этом в пресс-центре «Парламентской газеты» рассказал заместитель председателя Комитета Госдумы по вопросам собственности, земельным и имущественным отношениям Николай Николаев.
- Николай Петрович, в Госдуме заявили, что с вхождением в состав России новых регионов Азовское море стало исключительно внутренним морем. Его экологические проблемы стали заботой только нашей страны. Что предстоит сделать?
- Да, мы ответственны за его экологию. И нужно обязательно разработать специальною программу по восстановлению Азовского моря. Это должен быть целостный проект по аналогии с другими целевыми программами, например сохранения Байкала. Причем такой проект нужно рассматривать не только с точки зрения охраны природы как таковой, но и благополучия людей, которые там живут. Если мы будем говорить, что надо просто восстанавливать экологию, эта тема всегда будет остаточной — найдется множество дел, которые надо сделать прежде. А если речь будет о том, что Азовское море нужно сделать источником, базой для экономического развития прибрежных регионов, восприятие будет другое. Одно станет дополнять второе — ведь невозможно разводить рыбу, если в море плавает нефть.
Поэтому должно быть несколько направлений. Восстановление биологических популяций, рыбного хозяйства — это раз. Кстати, в Российской империи именно Азовское море было одним из основных источников рыбы для европейской части страны. И долгое время именно оно кормило почти всю страну. Оно теплое и мелкое, в нем невероятное количество морских ресурсов. Затем — восстановление экологии, чистоты моря, берегов — это два. И развитие туризма, создание новых рабочих мест — три. И конечно, должны быть ограничения, чтобы мы не довосстанавливались до того, что ситуация только ухудшится.
Понятно, что какие-то вещи мы не можем сделать прямо сейчас. Азовским морем никто не занимался десятки лет, и работа предстоит долгая и сложная. Но это не значит, что мы не должны начинать готовиться. Сейчас мы с Научным центром евразийской интеграции обсуждаем возможные параметры программы, которую можно было бы в качестве инициативы предложить Правительству Российской Федерации.
- Среди экологических норм, которые рассматривают в Госдуме, — законопроект, который вводит «зеленые» сертификаты, подтверждающие, что электроэнергия получена с помощью возобновляемых источников энергии. То есть солнечных батарей, ветряных станций, гидроэлектростанций, атомной генерации. Что это даст?
- Законопроект разработан Правительством, мы приняли его в первом чтении. Он не только предлагает подтверждать низкоуглеродное происхождение произведенной электроэнергии, но и создает новый рынок, на котором можно будет торговать атрибутами генерации, которые удостоверяются сертификатами. Но осталось еще много неразрешенных вопросов. Дело в том, что это красиво звучит — добровольная сертификация. Но, например, западной системой экологической сертификации FSC контролировалось больше 30 процентов лесного рынка в нашей стране. Это означает, что допуск на рынки других стран обеспечивает не само предприятие-производитель, а прежде всего та компания, которая решает, выдать, не выдать или отозвать сертификат.
Поэтому эту тему нужно правильно настроить, проанализировать риски, чтобы генерация ни в коем случае не стала зависимой и чтобы она не подорожала, потому что в конце концов все эти сертификаты стоят денег. Очень надеюсь, что мы доработаем законопроект ко второму чтению, чтобы не осталось пробелов. Важно, чтобы вся экологическая и климатическая политика была логичной и вытекала из приоритетов, которые стоят перед страной, решала практические вопросы, а не была данью международной повестке.
- Расскажите, над чем еще сейчас работают в комитете?
- На днях председатель комитета Сергей Гаврилов организовал выездное заседание в РЖД, где мы обсудили в том числе вопросы земельной собственности. Дело в том, что за последние годы мы нарастили огромное количество самых разных норм, связанных с землей. А когда началась пандемия коронавируса, одной из самых действенных мер поддержки предприятий, людей, целых городов стало снижение регулирования, сокращение издержек, связанных с бюрократическими вопросами. И когда какие-то процедуры, надзорные функции сократили, хуже от этого не стало, наоборот, бизнесу и людям стало легче. Возник вопрос, насколько эти процедуры были правильными, а насколько — избыточными. Мы решили, что в следующем году необходимо серьезно проанализировать меры поддержки в рамках земельного законодательства и вопросы регистрации прав, чтобы понять, не имеет ли смысл сделать целый ряд из них постоянными вместо того, чтобы их просто продлевать.